ПУТЬ ОТЦОВ   



Что такое «Отцы Церкви»
Серафим (Роуз), иером.

Святые отцы: верный путь Христианства



«Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их… Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь…» Евр. 13: 7-9

НИКОГДА не появлялось столь много лжеучителей, как в наш несчастный 20 век, столь богатый техническими безделушками и столь бедный духом и мыслью. Сегодня каждое мыслимое мнение, даже самое безумное, даже заведомо отвергаемое всеми цивилизованными людьми, имеет свою идеологию и своего «учителя». Некоторые «учителя» приходят, обещая или являя «духовную силу», и совершают ложные чудеса, как, например, оккультисты и «харизматики» (т.е. пятидесятники); но большинство современных учителей не способны предложить ничего кроме плохо переваренной каши из идей, взятых ими с потолка, или от какого-нибудь нынешнего самозванного «мудреца», знающего больше всех древних просто потому, что живет в наши «просвещенные» времена. В результате, существуют тысячи различных философских направлений, а в «христианстве» — тысячи сект. Как найти во всем этом истину, если ее вообще возможно найти в наши самые запутанные времена?

О Церкви
диакон Андрей Кураев

Над небом голубым есть город золотой.

Гора Афон — страна Православия Мы тоже боялись. Мы тоже когда-то возмущались тем, что казалось нам „диким“, „невежественным“ и „осталым“ в жизни Православной Церкви. Мы (по крайне мере большинство из нас, рожденных в атеистических семьях в атеистическую пору) со стороны смотрели на православные храмы, считая, что мы их переросли и что мы знаем больше „бабушек“. Мы боялись, что Православие с его „догматами и канонами“ отберет у нас нашу свободу. Мы боялись, что попадем в казарму, что нас выдернут из современного мира и загонят в „темное средневековье“. Мы просто боялись, что стоит только православную проповедь впустить в свою душу, как она выгонит оттуда всю радость жизни.

Теперь мы тоже боимся. Но страшит нас уже иное. Нас страшит, что вдруг нас снова настигнет наша былая духота. Вдруг какой-то вывих произойдет в душе, в жизни — и мы снова станем рабами.

Да, раб — это не только тот, на ком висят железные кандалы. Самые прочные путы — те, которых не замечаешь. Самая страшная несвобода — это несвобода внутренняя. Контактные линзы сложнее всего найти в своем собственном глазу. Так вот, пока мы были в мире неверия, мы даже не знали, что по сути от колыбели нам уже имплантировали в глаза (точнее — в ум и сердце) „контактные линзы“, которые вносили существенные искажения в восприятие красок мира. Эти линзы показывали пустоту там, где, как оказалось, было нечто значащее. Они, бывало, уменьшали действительно важное, но благодаря им же что-то мелкое разбухало в своих размерах и заслоняло небо.
Прот. Валентин Свенцицкий

Диалоги
Диалог четвертый.
О Церкви


Неизвестный. Ты хочешь говорить со мною о Церкви. Но знаешь ли ты, почему меня смутили так твои слова о невозможности без Церкви настоящей веры, нравственной жизни и Богообщения?

Духовник. Может быть, и знаю. Но лучше скажи об этом сам.

Неизвестный. После трех разговоров с тобой нельзя сказать, что я стал верующим человеком. Но мне показалось, что я почти подошел к этому. Во всяком случае я почувствовал, что мой внутренний мир и сложность окружающей жизни больше «сродни» религиозным «фантазиям», чем очень простому, но ничего не объясняющему прежнему моему мировоззрению. И вдруг ты произносишь неожиданное слово «Церковь!..» И произносишь, .не оправдывая так или иначе человеческие слабости, не в целях защиты своей веры, которая остается истинной, несмотря на существование Церкви, а в самом положительном смысле, указывая в деле веры ее первенствующее значение. Я был совершенно ошеломлен твоими словами.
прот. Сергий Булгаков


Святость Церкви

Церковь свята. Это свойство Церкви, можно сказать, самоочевидно. Разве может быть не свято Тело Христово? Святость Церкви есть святость Христова. Ветхозаветное слово: «Будьте святы, ибо Я свят» (Лев. 11, 44-45) исполняется в Новом Завете чрез боговоплощение, которое представляет собой освящение человеческого рода чрез Церковь: «Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее» (Еф. 5, 25-26). Освящение Церкви, которое совершено Христовой кровию, осуществлено Духом Святым, излившимся на нее в Пятидесятницу и пребывающим в Церкви. Церковь есть дом Божий, как и тела наши – храм, где обитает Дух Святый. Поэтому жизнь в Церкви есть святость как в активном, так и в пассивном смысле, т.е. и самое освящение, и приятие его. Жизнь в Церкви есть некая высшая действительность, к которой мы приобщаемся, а чрез то и освящаемся. Святость есть самое существо церковности, — можно сказать, что иного ее свойства и не существует. Святость есть основное свойство Божие, — свойство свойств, всех их в себе заключающее, как белый луч разные цвета спектра. И жизнь в Боге, обожение, есть святость, вне которой вообще не существует в Церкви никаких духовных даров. Поэтому святость есть самоочевидный признак или синоним церковности вообще. Отсюда понятно, что в апостольских писаниях христиане именуются святыми: «все святые», — таково обычное именование членов христианских общин (2 Кор. 1, 9; Еф. 1, 1; Фил. 1, 1; 4, 21; Кол. 1, 2 и т.д.). Означает ли это, что эти общины были исключительно святы? Но достаточно вспомнить хотя общину Коринфскую. Нет, это суждение относится к самому качеству церковной жизни вообще: чрез всякое приобщение к ней подается святость. И так это было и есть не только в апостольские времена, но и во все дни существования Церкви, ибо един и неизменен Христос и живущий в ней Дух Святый.
Изречения святых отцов о Церкви

ЦЕРКОВЬ

"Верую… во Едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь"

"Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино… да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино" (Ин. 17, 21-23).

Есть только Единая Святая, Соборная и Апостольская Церковь, которая утверждена Кровию и учением Христа, апостолов, святых отцов и мучеников, и врата адовы не одолеют ее. Святитель Димитрий Ростовский (113, 84).

Как один Бог и один Господь, так и истинное достоинство выражается единством во образ Единого Начала. Итак, единая Церковь, которую ереси усиливаются рассечь на многие, уподобляется единством природе Единого. Мы называем древнюю кафолическую Церковь единой по ее существу, по понятию о ней, по ее началу и превосходству. Святитель Климент Александрийский (113, 439).

Епископство одно, и каждый из священнослужителей может сделаться его участником. Церковь также одна, хотя члены ее с распространением веры сделались очень многочисленны: как лучей много, но солнце одно; ветвей на дереве много, а дерево одно, разросшееся от корня; или хотя из одного источника течет много потоков и образуется обильный разлив воды, но в начале сохраняется единство. Отними луч солнца от его начала — он не может существовать сам по себе; отломи ветвь от дерева — отломленная уже не может расти; пресеки ручей, текущий из источника, он иссохнет.



О грехе и спасении
3рение греха своего
Новая жизнь христианина начинается с того момента, когда он обнаруживает в себе как общую греховность человеческой природы, так и свой личный грех. Такое осознание есть первый и самый важный шаг на пути к покаянию и обновлению. Зрение своей греховности как благодатный дар приходит с тяжелым опытом, но без него духовная жизнь невозможна.

Святитель Игнатий Брянчанинов.

3рение греха своего

Милостью Божией

Придет то страшное время, настанет тот страшный час, в который все грехи мои предстанут обнаженными перед Богом-Судией, перед Ангелами Его, перед всем человечеством. Предощущая состояние души моей в этот грозный час, исполняюсь ужаса. Под влиянием живого и сильного предощущения с трепетом спешу погрузиться в рассматривание себя, спешу поверить в книге совести моей отмеченные согрешения мои делом, словом, помышлением.

Бог, один Бог может побледневшим письменам возвратить яркость и избавить человека от совести лукавой. Один Бог может даровать человеку зрение грехов его и зрение греха его — его падения, в котором корень, семя, зародыш, совокупность всех человеческих согрешений.

Призвав на помощь милость и силу Божию, призвав их на помощь теплейшей молитвой, соединенной с благоразумным постом, соединенной с плачем и рыданием сердца, снова раскрываю книгу совести, снова всматриваюсь в количество и качество грехов моих, всматриваюсь, что породили для меня соделанные мной согрешения?

Вижу: беззакония моя превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отяготеша на мне, умножишася паче влас главы моея (Пс. 37, 5; 39, 13). Какое последствие такой греховности? Постигоша мя беззакония моя и не возмогох зрети, сердце мое остави мя (Пс. 39, 13). Последствием греховной жизни бывают слепота ума, ожесточение, нечувствие сердца. Ум закоренелого грешника не видит ни добра, ни зла; сердце его теряет способность к духовным ощущениям. Если, оставив греховную жизнь, этот человек обратится к благочестивым подвигам, то сердце его, как бы чужое, не сочувствует его стремлению к Богу.

Действует во мне грех мыслью греховной, действует ощущением греховным, ощущением сердца и ощущением тела; действует через телесные чувства, действует через воображение. К какому заключению ведет меня такое воззрение на себя? К заключению, что во мне, во всем существе моем, живет повреждение греховное, которое сочувствует и вспомоществует греху, нападающему на меня извне. Я подобен узнику, окованному тяжкими цепями: всякий, кому только это будет дозволено, хватает узника, влечет его куда хочет, потому что узник, будучи окован цепями, не имеет возможности оказать сопротивления.

О практических вопросах жизни во Христе

Святитель Игнатий Брянчанинов


Аскетическая проповедь
Беседа в понедельник первой недели Великого поста.
Приготовление к таинству исповеди

ВВЕДЕНИЕ

Афон. Восход солнца на Святой Горе.Возлюбленные братия! Мы — в пристанище святого поста. Отделяем ныне особенное время для особенного, внимательного, подробного рассматривания себя: врата покаяния растворяются для нас обширнее.

Жители святой обители! Ближайшие ученики Христовы! Присные чада Церкви, находящиеся непрестанно при ее сосцах духовных! Долженствовало бы нам не нуждаться в особенном времени для внимания себе, для очищения наших греховных пятен исповедью и покаянием: долженствовала бы вся жизнь наша состоять из непрестанного внимания, из непрестанного покаяния, если б жизнь наша соответствовала имени нашему. Образец чистоты, до которой мы должны достигнуть, совершен. Он — Господь наш Иисус Христос. По звавшему вы Святому, говорит Апостол, и сами святи во всем житии будите.
Святитель Феофан Затворник

Наставления в духовной жизни
(По письмам епископа Феофана)
Путь спасения


1. Как его совершать
Путь спасения, конечно, ведом вам. Покаявшись и положив намерение жить исправно, надо уже без всяких уступок приносить плоды Покаяния в посте, молитвах и помогании другим. Надо любить уединение, молчание и труд, чтобы меньше мысли рассеивались. Блуждание мыслей расслабляет благое намерение. К службам ходить неопустительно и дома утруждать себя поклонами. Читать душеспасительное хорошо, но не много. Немногое прочитанное запоминать надо, чтобы не попусту читать. С Господом Спасителем вести непрестанную беседу. Знай всякая свой угол и Господа, и больше ничего. (Вып. 8, пис. 1441, стр. 170-171)

2. Милость Божия буди с вами!
Уже и приняли вы великую милость, когда дал вам Бог образумиться и стать на должную дорогу. Вы неправо думаете, что это было простое дело. Кажется, вы хотите этим смирение показать, а между тем приписываете себе дело, которое не может быть иначе совершено, как благодатию Божиею. Это большая гордость. Извольте исповедать, что вас Господь призвал к жизни по Богу, чем показал, что избирает вас для Царствия Небесного. Исповедуя же сие, благодарите Господа и со страхом и трепетом совершайте свое спасение, боясь, как бы, отпадши снова, Духа благодати не укорить и Крови Сына Божия не попрать. Вы уже были призываемы путем рождения, Крещения и воспитания и стояли на добром пути, но уклонились, поправ благодать святого Крещения. Теперь снова призваны. Бойтесь опять отступиться от Бога.
Святитель Феофан Затворник

Наставления в духовной жизни
УЧЕНИЕ О МОЛИТВЕ и МОЛИТВЕННОЕ ПРАВИЛО


О МОЛИТВЕ
Молитва самое действенное средство в духовной жизни, и вместе мера ее. Как вы описываете свою молитву, она у вас очень неисправна. Потрудитесь так делать: пред молитвою всегда подумать о молитве, что она, и к кому относится, и какова должна быть, подумать и втянуть чувство сердца в молитвенную область благоговеинства, упования и преданности Богу. Вы прочитываете молитвы утренние и вечерние. Прекрасно. Но, совершайте свое молитвословие не спешно, всегда сопровождая слова мыслию, или выражаемою, и напряжением на то чувства сердца. Вы часто в сем делаете уступку. Положите отселе не уступать ни на волос, и нудить себя всячески, чтоб за словом шли мысль и чувство. Без этого молитва вкуса не имеет и не привлекает. Как читая книгу, вы следите мыслию за читаемым и с удовольствием усвояете встречаемое; как же скоро мысль отбежит, чтение трава. Тоже бывает и с молитвою. Тоже бывает и с молитвою. Если мысль отбегает и чувство пятится назад, нудьте себя. Правило ваше невелико, потому стыдно и спешит, и мыслию отбегать в сторону, и чувству давать льготу.
Святитель Феофан Затворник

Наставления в духовной жизни
(По письмам епископа Феофана)
МОЛИТВА


1. Как ее должно совершать
Дело молитвы есть первое дело в христианской жизни. Молитва — дыхание духа. Есть молитва — живет дух; нет молитвы — нет жизни в духе.

Стоять перед иконою и класть поклоны — не есть молитва, а только принадлежность молитвы; читать молитвы на память, или по книжке, или слушать их — не есть еще молитва, а только орудие молитвы или способ обнаружения или возбуждения ее. Сама молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу — чувства самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прошения, сокрушения, покорности воле Божией, усердного припадания и прочее.

Вся наша забота здесь должна быть о том, чтобы во время нашей молитвы эти и подобные чувства наполняли душу нашу, чтобы сердце не было пусто. Когда есть в нем все эти чувства или какое-либо одно из них, устремленное к Богу, то молитвословие наше есть молитва, а когда нет, оно не есть еще молитва.

О судьбах мира
Митрополит Вениамин (Федченков)Вениамин (Федченков), митр.

О конце мира

Содержание

• Письмо 1 
• Письмо 2 
o I. Общее ожидание конца мира
o II. Когда же, однако, конец мира?
o III. Теперь ли ждать конца?
o IV. К чему же все это обязывает нас?
• Письмо 3 

Письмо 1

Глубокочтимый батюшка о. Александр![1]
Благословен Бог наш, «Имже живем, и движемся, и есмы» (Деян. 17:28).

Вы спрашиваете меня по поводу занятий вопросом о близости и сроке конца мира. Я не буду отвечать на это прямо. А только напишу; как реагирует на это мое сердце и сознание религиозное… Господи, благослови!

Мне такими вопросами не хочется заниматься, ибо я считаю себя бессильным решить их окончательно в ту или иную сторону. А что касается вопроса о сроке, то я даже религиозно страшусь приступать к нему: помилуй меня Господь от этой дерзости!
Для меня очевидно до болезненной осязательности, что моя главнейшая задача – спасение, в частности выражающаяся в необходимости беспрерывной борьбы со грехами, молитвы, исполнения ближайшего долга и целого ряда других, важных для меня и ближних дел. Поэтому занятие подобными вопросами (о сроках в особенности) мне представлялось бы подобным тому, как если бы больной, забросивший заботу о своем лечении, стал бы изучать: когда он помрет? И что будет с ним после этого?
Может быть, те умеют сочетать и «изучение» и лечение? – Не знаю… Но сомневаюсь… Впрочем, я пишу о себе: мне – не до этого! Даже больно подумать сейчас, если бы я бросился в эти вопросы. О Боже! Будь милостив ко мне, окаянному, многогрешному, пустому («Чертог Твой вижду, спасе Мой, украшенный, а одежды не имею – войти в него»).



© 2003-2011 Разработка и дизайн сайта - Галина Березовикова